Василевская: Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: "Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем" (11.10.21 12:35) « Политика Украины | Цензор.НЕТ

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: "Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем"

Создание Бюро экономической безопасности предполагает ликвидацию в других правоохранительных органах подразделений, которые расследовали бы экономические преступления. Но пока эта структура формируется, МВД неожиданно заявило о создании офиса по защите бизнеса. Причем, после встречи с представителями парламентской ВСК, которая занимается вопросами защиты инвесторов, в том числе, от неправомерных действий правоохранителей, и руководителями крупных компаний.

Зачем бизнесу силовые «инвестняни» и как появление такого офиса скажется на работе БЭБ, мы поговорили с одним из авторов закона о бюро, главой подкомитета по вопросам функционирования платежных и информационных систем и предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, Комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Ольгой Василевской- Смаглюк.

В интервью «Цензор.НЕТ» народный депутат рассказала также о том, зачем на выездное заседание фракции «Слуги народа» приглашали руководителей правоохранительных структур, какие кадровые ротации возможны в ближайшее время в правительстве, почему до сих пор не назначен руководитель Государственной налоговой службы, что нас ждет после налоговой амнистии и как политики и бизнесмены, уклонявшиеся от уплаты налогов через офшоры, могут начать финансовую жизнь «с чистого листа».

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем 01

«МНОГИЕ ПРОКУРОРЫ, КОТОРЫЕ ОБЖАЛОВАЛИ СВОЕ УВОЛЬНЕНИЕ, ВЫИГРЫВАЮТ СУДЫ, И ГОСУДАРСТВО ВЫПЛАЧИВАЕТ ИМ КОМПЕНСАЦИЮ. ЭТА СУММА УЖЕ ДОСТИГЛА 300 МЛН ГРН»

– На съезде в Трускавце присутствовали практически все руководители правоохранительных органов. С какой целью их туда пригласили?

– Чтобы они представили виденье развития каждого ведомства. Например, Монастырский говорил о материальном обеспечении всех органов, которые входят в систему МВД, о низких зарплатах. Рассказывал, что средняя зарплата полицейского – от 10 до 14 тысяч гривен.

У Венедиктовой было более визионерское выступление. О роли прокурора в уголовном процессе. И о кадровой составляющей. В частности, она рассказала, что в результате «реформы» Рябошапки ОГПУ был буквально обескровлен. Мы расхлебываем это: сейчас многие прокуроры, которые обжаловали свое увольнение, выигрывают суды, восстанавливаются на работе, и государство выплачивает им компенсацию. Эта сумма уже достигла 300 млн грн.

По Гостаможслужбе было очень много вопросов, связанных с невыполнением индикативов и тем, как это сказывается на бюджете.

Также был Олейников (и.о. главы Государственной налоговой службы, – авт.), но он не выступал. К нему вопросов не было, наверное. Хотя, возможно, я этот момент просто пропустила, поскольку работа не останавливается даже в Трускавце, постоянно кто-то звонил, и я периодически выходила. Но я потом к нему подошла, и мы поговорили.

– О чем, если не секрет?

– Во-первых, по поводу его назначения. Насколько я знаю, решение о его назначении Кабинетом Министров принято, но распоряжение почему-то до сих пор не зарегистрировано. Он мне, кстати, показал довольно любопытное исследование о доверии бизнеса к налоговой. Могу вам показать. Хотите?

– Да, это интересно.

– Цифры выглядят так: 59% бизнеса оценивает работу налоговой хорошо и 4% – очень хорошо, еще 24 % – плохо и 7% – очень плохо.

– Кто проводил это исследование?

– Литовско-британская компания Baltic-Surveys. Исследование проводилось в мае этого года, опрашивали бизнес и общественность. В нем приняли участие 1200 граждан Украины и 300 компаний. Оно достаточно интересное для понимания того, что хорошего и плохого на сегодня есть в налоговой службе. Например, общественность указывает на коррупцию, а бизнес, наоборот, отмечает клиенториентированность и профессионализм сотрудников службы.

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем 02

«ЕСТЬ ОПРЕДЕЛЕННОЕ НЕДОПОНИМАНИЕ МЕЖДУ ПРЕМЬЕРОМ И ПЕРВЫМ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРОМ. ВОЗМОЖНО, ПРЕМЬЕР БОИТСЯ КАКОЙ-ТО ВНУТРЕННЕЙ КОНКУРЕНЦИИ»

– А почему все-таки не назначен Олейников? Конкурсная комиссия определилась с финалистами еще в начале сентября, он набрал больше всего баллов.

– Насколько мне известно, есть определенное недопонимание между премьером и первым вице-премьером. Я не уверена, что это связано с замечаниями к работе Любченко. По налоговой сейчас очень мало вопросов – они превышают индикативные показатели, дают поступления в бюджет. На сегодняшний день по году налоговая перевыполнила план на 40 млрд грн. Заработала налоговая амнистия. Подано 17 деклараций на общую сумму 56,7 млн грн. Из которых 600 тысяч гривен — из-за границы. Налоговый сбор составил 3 млн грн. Вы скажите: «не фонтан»? Но это только начало. Поэтому сказать, что есть какие-то проблемы в работе налоговой службы, нельзя.

– Некоторые телеграмм-каналы распространяют новость о том, что Любченко будет отправлен в отставку. Для этого есть основания?

– Мне вообще кажется, что у нас Минэкономики «кто-то сглазил». Я не знаю, чем занимался Петрашко на посту министра, но Любченко сразу после назначения создал межведомственную рабочую группу по детенизации экономики. Мы каждый месяц собираемся и обсуждаем множество вопросов, связанных с игоркой, виртуальными активами, борьбой с отмыванием денежных средств и т.д..

Возможно, премьер боится какой-то внутренней конкуренции. Хотя мне бы хотелось, чтобы это была командная работа, конструктив и прогнозируемость, хотя бы потому, что каждому новому человеку, который приходит в министерство, нужно полгода, чтобы вникнуть в процесс. Сегодня появилась информация о том, что Абрамовский (министр экологии – авт.) написал заявление об уходе, а кандидата на это место нет. Но если вы кого-то «уходите», то хотя бы скажите, кого видите в команде.

В Трускавце я не услышала ни одного вопроса по Министерству экономики.

– А разве Любченко там был?

– Нет, но был Шмыгаль. У меня лично есть вопросы к Минздраву, начиная с того, почему ни на один депутатский запрос они вовремя не ответили. По экологии тоже есть вопросы. Например, почему до сих пор не назначен глава Госагентства по управлению зоной отчуждения. Это агентство входит в мою компетенцию на округе.

К сожалению, там, где вопросы касаются каких-то миллиардных тендеров, больших государственных денег, не получается работать в конструктиве и прогнозируемо, почему-то всегда есть конфликт интересов и разбаланс. Потому слухи о том, что кто-то уходит, есть, а кого Шмыгаль видит на замену в своей команде, нет.

– Возможна замена Шмыгаля на Любченко?

– Думаю, что пока нет. На мой взгляд, этот вопрос нельзя ставить накануне зимы, потому что снова будут пертурбации, турбулентность и т.д.. Я бы посмотрела, как мы пройдем зиму, и тогда бы делала какие-то кадровые ротации.

– Хочу уточнить, правильно ли я поняла: Шмыгаль видит в Любченко конкурента?

– По моему скромному мнению, да. Из-за этого не срастаются многие вопросы, которые должны срастаться.

– А почему он его видит?

– Вопрос интересный. Не знаю, могу ли я расписываться за других людей. Я плохо знаю Шмыгаля, несколько раз хотела к нему попасть, чтобы обсудить важные социальные вопросы, но он меня так ни разу и не принял.

У Любченко хорошая коммуникация с депутатами, слышала отзывы коллег о том, что по проблемным вопросам он моментально включается и помогает. Почему премьер так себя ведет? Возможно, у него ориентация на сугубо одну ветвь власти. И это не законодательная.

– Почему в Трускавце был не глава Гостаможслужбы Рябикин, а его заместитель Шуцкий? Ему это было не интересно или он посчитал, что этот своего рода вызов «на ковер» не требует присутствия первого лица ведомства?

– Как депутаты, как монобольшинство мы имеем право «вызывать на ковер» и задавать вопросы, потому что есть программа президента и партии «Слуга народа» и мы взяли на себя обязательства выполнить все, что там написано. Любченко не было, потому что он отпросился у президента – у него была работа в Киеве, а по поводу Рябикина ходят слухи, что его могут уволить из-за невыполнения плана по поступлению платежей в бюджет.

– Хотя он не так давно победил в конкурсе. А Шуцкий – кандидат на его место?

– Говорят, что да.

– То есть, будет новый конкурс? Когда?

– Не знаю. Но слухи о том, что Рябикин может покинуть свою должность, есть. Правда, они были и раньше. Поэтому насколько это правда, может знать только сам Рябикин. Но могу сказать, что нет взаимодействия с профильным комитетом, не выполняются планы, эффективно не внедряются законы, которые принимаются, в частности по онлайн-растаможке. По идее, должна быть система, при которой тот, кто ввозит товар, не должен знать, какой именно таможенник будет заниматься оформлением, чтобы исключить коррупционные риски. Это то, чего мы добиваемся. Но пока эта система не работает.

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем 03

«ОТКРЫВ ЛЮБОЙ САЙТ, ГДЕ ПИШУТ О ТАМОЖЕННОЙ ТЕМАТИКЕ, МОЖНО УВИДЕТЬ БОЛЬШЕ ФАМИЛИЙ, ЧЕМ ЕСТЬ В СПИСКАХ»

– К физлицам и компаниям, якобы причастным к контрабандным схемам, применены санкции. Почему таможня не выполняет план по платежам? Профильный комитет, в состав которого вы входите, пытался как-то оценить эффективность санкций, введенных по решению СНБО?

– Мы не можем их оценить, потому что очень сложно понять процессы, которые идут после санкций, как расследуются уголовные производства, что с судебными разбирательствами. По слухам, которые ко мне доходят, в страну сложно въехать или выехать из неё, находясь под санкциями, но распоряжаться текущими банковскими счетами некоторые люди могут. Кстати, хорошая идея – провести заседание комитета и узнать, как реализуются санкции против контрабандистов. Обращусь по этому поводу к главе комитета.

– Хотелось бы все-таки понять их эффективность. Потому что когда санкции вводили, было немало критики, говорили в том числе и о возможном перераспределении потоков.

– Проблема в том, что мы не знаем, каким образом эти санкции налагаются. Открыв любой сайт, где пишут о таможенной тематике, можно увидеть больше фамилий, чем есть в списках. К сожалению, никому, кроме Службы безопасности Украины, налоговой, Госфинмона, таможни окончательно непонятно, какие факторы привели к санкциям. Это информация с ограниченным доступом.

– После того, как Венедиктова поехала в Трускавец, читала в социальных сетях посты некоторых политиков и политологов, которые задавались вопросом: а генпрокурор теперь будет приезжать на заседание любой политической силы, которая пригласит?

– Генпрокурор – почти свободный в своем передвижении человек. В Трускавце было собрание фракции, собрание команды. А поскольку и Венедиктова, и Монастырский являются частью команды, они посчитали нужным приехать. Не вижу в этом ничего плохого. Депутаты должны знать, чем занимаются люди, которым мы делегировали полномочия.

– Недавно в МВД состоялась встреча с бизнесом, организованная главой парламентской ВСК по вопросам защиты прав инвесторов Галиной Янченко. В тот же день в министерстве объявили, что создают Офис защиты бизнеса. Как вы оцениваете эту инициативу?

– Монастырский мой земляк, из Хмельницкого. Он – профессионал и как глава парламентского комитета точно был на своем месте, хотя мы с ним какое-то время «воевали». В том числе в процессе создания Бюро экономической безопасности. Потому что у Дениса на тот момент, как мне кажется, было иное видение БЭБ, он не совсем хотел забирать подследственность у Нацпола (теперь мы понимаем почему: кто захочет забирать у себя же дополнительный функционал). Но все закончилось, как и нужно было. Подследственность в том варианте законопроекта №3959-1, который, надеюсь, в ближайшее время будет вынесен в зал, урегулирована в пользу Бюро.

Что касается создания такого офиса – это, как по мне, может идти вразрез с концепцией, которую мы хотим внедрить в БЭБ. С другой стороны, глядя, с каким надрывом формируется Бюро, создание альтернативного офиса по защите инвесторов в МВД, должно, как минимум, дисциплинировать директора БЭБ. Пусть не расслабляется.

– Был период, когда Нацполиция расследовала экономические преступления, но осенью 2019 года Аваков на заседании Кабмина заявил о том, что профильное подразделение ликвидируется, а ДСР будет бороться с организованной преступностью. А какие функции на себя берет этот офис – это известно?

– Сейчас модно защищать бизнес, быть инвестнянями. Просто все хотят быть в тренде. Но это не приведет к консолидации какой-то определенной позиции даже по одному и тому же предприятию или кейсу. Потому что в Офисе по противодействию рейдерству будет одно виденье, в МВД – другое, в БЭБ – третье. Главное, с водой не выплеснуть дитя. Взаимодействие с инвесторами- достаточно коррупционогенная штука. Лучше бы заняться созданием прозрачных условий для всех – это и есть задача парламентария. А у нас многие хотят контролировать то, вокруг чего есть деньги.

– Контролировать в каком смысле?

– Быть в курсе (улыбается, – авт.).

– А понятнее можно?

– Я не знаю мотивов, почему офис при МВД создается сейчас, накануне запуска БЭБ. В этом есть как позитив — не дать расслабиться новосозданному органу, так и негатив — разбаланс среди следственных органов, что собственно, нивелирует нашу идею, которую мы отстаивали, создавая БЭБ как единый орган расследования экономических преступлений. Правильнее было бы не порождать новые органы, а попытаться выстроить работу действующих. Мы же когда создавали БЭБ, ликвидировали другие подразделения по борьбе с экономической преступностью.

Следовало бы больше внимания уделить Офису противодействия рейдерству при Минюсте. Его упразднить бы и наладить ситуацию с регистраторами, чтобы какой-то Вася Пупкин в Киеве не мог перерегистрировать торговый центр, условно, в Херсоне на не того человека.

– Почему вы говорите о коррупции в связи с Офисом по противодействию рейдерству? Есть какие-то примеры?

– В моем случае Малюська (министр юстиции, – авт.) как раз правильно отреагировал.

– В смысле?

– Мой округ находится в Буче. Там есть микрорайон, который называется Кампа. В этом микрорайоне незаконно начали заливать фундамент многоэтажного дома. Частью моей избирательной кампании было вместо этой стройки сделать парк. И когда я начала этим заниматься, все детальные планы территорий, разрешительные документы местная власть отозвала, суды выиграны. А застройщик потом приехал сюда, стоял на выходе из комитетов ВР, на Липской и спрашивал меня, что мне надо? Я ему объяснила, что кроме парка – ничего. Он понял, что договориться не получится, пошел в Офис противодействия рейдерству и написал жалобу. Разные блогеры начали его поддерживать, рассказывать, что я мешаю честному бизнесу и т.д.. Хотя этот парк хотели люди, которые там живут.

– Жалобу рассматривали?

– Очень быстро. Хотя некоторые месяцами ждут в очереди. Кроме того, мне стало известно, что они ее рассмотрят не в пользу громады. Я обратилась к министру юстиции, показала ему обращение людей с подписями, рассказала о позиции местной власти. И они тогда отказали застройщику. Но могли же и не отказать.

– Но вы как депутат можете инициировать изменения в законодательство, чтобы решить эти проблемы.

– Могу. Времени не хватает. Последние полгода я посвятила тому, чтобы мы приняли антиколлекторский закон. По нему уже есть первое решение и первый штраф. Сегодня это штраф, но еще одна жалоба – и компанию лишат лицензии.

Для меня это важное событие, потому что люди продолжают писать о том, что им угрожают разные коллекторы.

– Как должна работать коллекторская компания, чтобы не противоречить этому закону?

– Некоторые депутаты, когда принимался закон, предлагали ликвидировать такие компании. Но мы не можем просто так взять и положить рынок микрокредитования. А сделать их работу прозрачнее можем. Потому что через микрофинансовые компании и деньги отмываются, и коллекторские компании долг выбивают зачастую криминальным путём. Мы поставили их в правовое поле, прописав чётко этические нормы. Дальше все зависит от Нацбанка как регулятора.

Важно ведь не только, как написан закон, а как он имплементируется. Например, закон по борьбе с отмыванием денежных средств, который мы приняли еще два года назад, обязывает до 10 октября подать данные о конечных бенефициарах. Два года никто ничего не делал, никаких данных не подал, реестры никто не обновлял, а сейчас ринулись стоять в очереди. Конечно, это вызывает огромное раздражение граждан.

С другой стороны, на Минюст и Минцифры налагались определенные обязательства, в частности, создание инфраструктуры по регистрации этих данных, чтобы люди смогли пройти все процедурные моменты безболезненно. Можно было сделать эту процедуру онлайн. Кабмин не сделал ничего. Но сейчас все винят законодателей. Хотя это рекомендация FATF. Будет следующая национальная оценка рисков, и если этот закон отменить, мы получим еще одну негативную оценку по выполнению 4-й Директивы ЕС о противодействии отмыванию денег.

Кстати, сейчас идет борьба с законом об отмывании денег еще в одной части. Мы же сделали любое публичное лицо (госслужащего категори «А») публичным навсегда, как сказано в рекомендациях FATF. Сергей Власенко, Евгений Шевченко, а мысленно с ними еще ряд депутатов хотят ограничить статус публичного лица двумя или тремя годами. Зачем? Чтобы политик, сложивший полномочия как депутат или министр, два года посидел скромно, а потом можно строить свои заводы, пароходы, покупать дачи за деньги, которые ты «насобирал» за время выполнения своих полномочий. А мы с этим боремся и хотим, чтобы все было по правилам.

– Мы – это кто?

– Я как глава подкомитета и ряд других депутатов. Кстати, больше «соросята» за эту историю.

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем 04

«ИНИЦИАТИВА МЕЛЬНИКА УТВЕРДИТЬ ГРАНИЧНУЮ ЧИСЛЕННОСТЬ СОТРУДНИКОВ ДО 4000 ЧЕЛОВЕК — ЭТО ВЫСТРЕЛ В НОГУ»

– Смотрели фильм «Ошфор – 95″?

– Да. Насколько я поняла, материалы этого фильма есть в материалах дела, которое расследует НАБУ по «Приватбанку». Сам фильм – это те данные, которые уже были опубликованы, когда был ряд других расследований по «Приватбанку».

Мы все знаем, что у нас есть компании, которые пользуются офшорами. Ими пользуются для того, чтобы оптимизировать налогообложение и сокрыть реальных владельцев компаний. Сейчас в стране проходит налоговая амнистия и можно подать нулевую декларацию и задекларировать все, что не доплатили.

– Всерьез думаете, что все, кто раньше уклонялся от уплаты налогов, пользуясь офшорами, кинутся заполнять нулевую декларацию, чтобы показать реальные доходы?

– В Украине выстраивается система, при которой уже через несколько лет не получится пользоваться нелегальными деньгами. Мы придем к тому, что у нас, как и в Европе, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем.

– Национальный центр борьбы с организованной преступностью, входящий в структуру полиции Чехии, начал расследование против премьер-министра этой страны Андрея Бабиша. Поскольку в связи с утечкой данных Pandora papers было выявлено, что премьер приобрел через офшорную компанию замок во Франции. После выхода фильма-расследования у нас в стране должны наступить правовые последствия для тех, кто с помощью офшоров уклонялся от уплаты налогов?

– Сложно комментировать, не видя документов. Поэтому повторюсь: во время налоговой амнистии можно показать настоящие доходы и вернуть государству все, что раннее не уплачено.

– Президент разве может подать нулевую декларацию?

– Президент задекларировал роялти, которые он получил и уплатил. Из них налоги в Украине. Один из братьев Шефиров, возможно, может подать декларацию.

–– Запуск Бюро экономической безопасности пока отложили. Когда его реально запустить?

– Да, сроки провалены, бюро должно было начать работу 25 сентября. Видела ряд распоряжений премьер-министра, который ставил задачу создать бюро несуществующему бюро, что ввергло меня в ступор.

Инициатива Мельника утвердить граничную численность сотрудников до 4000 человек — это выстрел в ногу. Ведь по закону, Бюро может быть запущено, только если набрали 2/3 людей. Где он наберёт столько за такой короткий срок?

Меня также очень смущают слухи о том, кто будет возглавлять Бюро, – имею в виду замов директора и другие руководящие должности.

Скорее всего, достаточно неплохая задумка может привести к смене вывесок. Мне очень стыдно, но я вынуждена это констатировать.

Мне бы хотелось больше включенности в процесс формирования бюро Международного валютного фонда и организаций Совета Европы, представители которых вместе с нами работали над созданием законопроекта.

Боюсь, чтобы это не закончилось какой-то очередной показухой и не работали с «заказами» вместо того, чтобы выводить деньги из тени.

– Так когда же оно заработает?

– Мы дали им два месяца, за которые они должны принять все регуляторные акты, прописать условия конкурсов для рядовых сотрудников, провести эти конкурсы. Реально я думаю, что мы будем еще продлевать – и, может, с января они заработают.

– Недавно появилась информация, что сотрудники ГФС, которая пока не ликвидирована, не могут попасть на работу, поскольку в здании, где они соседствуют с налоговой службой, сменилась охрана. Считаете ли вы законным, что охрану здания налоговой, где находится оружие, спецтехника, секретные документы налоговой милиции, осуществляет частная фирма, сотрудники которой не имеют допуска к гостайне?

– Насколько это правильно и целесообразно, я не знаю. Но у них не было другого выхода. Здание охраняло ГФС, которое должно было ликвидироваться. И чтобы не остаться вовсе без охраны, ГНС объявило тендер.

– Комментируя борьбу со скрутками, и.о. главы ГНС заявил, что они передали коллегам в ГФС около тысячи фактов относительно нарушения налогового законодательства. Но открытые уголовные производства настолько неэффективно расследовались, что они вынуждены были обратиться с письмом к генпрокурору. Может ли эффективно работать БЭБ под руководством человека, который так себя показал на посту главы ГФС? И как ему удалось выиграть конкурс?

– Я тоже задаю себе этот вопрос и у меня пока нет на него ответа. Сказать, что мы в комитете в восторге от деятельности Мельника на посту ГФС, не могу, мы неоднократно высказывали свои замечания. Однажды он даже не явился на заседание комитета, когда его вызывали.

Я очень разочарована тем, что происходит вокруг Бюро. Мне бы очень хотелось видеть прозрачность во всех процессах, но получилось так, что захотев прозрачности при формировании даже Общественного совета, я лично признаю, что допустила ошибку. Потому что я отстаивала вопрос, что голосование за состав Общественного совета должно быть онлайн. Теперь мне разные адвокаты сбрасывают доказательства того, что голосование онлайн было накручено с помощью технологий.

Нардеп Ольга Василевская-Смаглюк: Мы придем к тому, нельзя будет даже мороженое купить, если деньги добыты незаконным путем 05

«РАЗУМКОВ СОЗНАТЕЛЬНО ДЕЛАЛ ВСЕ ДЛЯ СВОЕЙ ОТСТАВКИ»

– ВСК по защите прав инвесторов стала одним из инструментов решения споров для бизнеса и ее работу продлили. Но почему этими вопросами должны заниматься депутаты? Что с правоохранительной системой? Вы же действительно монобольшинство, у которого силовики – это часть команды, как вы заметили в начале нашего разговора. Вы голосовали за продление работы этой комиссии?

– Да, голосовала, так как считаю, что Галина Янченко медийно делает очень полезную работу. Даёт сигнал обществу и власти разных уровней, что обижать бизнес нельзя. Депутаты вынуждены иногда подменять собой какой-то орган исполнительной власти. Хотя это неоднозначная такая роль.

Галина – профессиональный человек, и у неё комплексный подход: проанализировать конкретный кейс и на нем подготовить такие изменения в законы, чтобы правонарушителям было неповадно. Например, как с АРМА.

– Вот, как бизнесу воспринимать подобную комиссию? Как место, где могут решать их проблемы от имени власти?

– Хотелось бы, чтобы мы не путали законодательную власть с исполнительной. Часто и люди, и бизнес обращаются к депутату, как к последней инстанции. Хотя задача законодателя обеспечить нормальный закон. А вот его соблюдение положить на правоохранителей и суд. Подменять собой последних — последнее дело. Ведь могут начаться злоупотребления. Поэтому я с опаской отношусь к любым таким попыткам, в том числе путём создания ВСК.

– Один из скандальных вопросов, который мы недавно обсуждали в интервью с Галиной Янченко, это иск в Вашингтонский суд от бывшего собственника ТРЦ SkyMall, эстонского бизнесмена Тедера, который в своей стране стал фигурантом нескольких громких коррупционных и политических скандалов. Он требует от Украины возместить ему убытки в объеме $750 млн. Эта ситуация важна не только такой крупной суммой, но и тем, что президент Эстонии в интервью «Европейской правде» заявила, что Украина не готова к членству в Европейском Союзе, и для того, чтобы быть готовыми, понадобится не менее 20 лет, и что сама Кальюлайд не советует эстонским бизнесменам инвестировать в Украину, так как существующая в стране судебная система просто не позволяет рассчитывать на защиту инвестиций. То есть, нам нужно как-то достойно выйти из этой истории. Янченко оказалась в числе депутатов, которых министр юстиции пригласил войти в группу, которая попробует урегулировать этот вопрос по иску. Как, на ваш взгляд, Украине выйти из этой ситуации?

– Я не вдавалась в подробности этих многолетних разбирательств, но из того, что вижу, человек, который подал иск к Украине, два месяца провел в таллиннской тюрьме за подкуп мэра Таллинна. Является ли он порядочным инвестором – это вопрос.

Насколько я понимаю и посмотрела на сайте, у человека есть недвижимость в Крыму. Возможно, он инвестирует в страну-агрессора, имея недвижимость на оккупированных территориях.

Кстати, в его же собственности – торговый центр в Киеве, который финансировался кредитной линией банка «Санкт-Петербург». Является ли человек, тесно связанный с Российской Федерацией, кредитующийся там, тем, кто будет работать на имидж Украины? И не являются ли его заявления спланированной акцией, которая вредит имиджу Украины? Эти вопросы нужно оставить открытыми. Мы должны разобраться, кому мы в конце концов помогаем. Думаю, для Гали этот вопрос тоже актуален. Если эти факты имеют место быть, я бы не хотела, чтобы наши коллеги – народные депутаты – стали инструментом в чьих-то руках.

– Поддерживаете отставку Разумкова?

– Разумкова уважаю, и если бы был шанс проголосовать за кого-то из членов нашей команды и в ней был бы Разумков, я бы без оглядки отдала свой голос ему. Но Дмитрий Александрович уже около года, к сожалению, не ассоциирует себя с «СН». Поэтому отставку я поддержала. Мне кажется, что Разумков сознательно делал все для своей отставки. Этому конфликту не один день. Было много замечаний в его сторону по формированию повестки дня даже от большинства глав комитетов.

Хотелось бы, чтоб этот конфликт не привёл к разбалансу в Верховной Раде, к дестабилизации работы.

Кому это нужно? Если бы политики меньше упражнялись в своем эгоизме и выпячивании собственного эго, всем было бы гораздо лучше. В политике нужно уметь уступать и отступать, чтобы баланс сдержек и противовесов был.

Добавить комментарий